?

Log in

No account? Create an account
О варварском уничтожении наб. Тверцы в Твери - Тверца — ЖЖ [entries|archive|friends|userinfo]
Тверца

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

О варварском уничтожении наб. Тверцы в Твери [ноя. 21, 2012|10:48 pm]
Тверца

tverca

[logger_fil]
Оригинал взят у mgtgrsk в О варварском уничтожении наб. Тверцы в Твери

untitled
Как всегда на проблему уничтожения памятников откликнулась газета "Тверские ведомости", дав подробный репортаж, скорее социального, нежели историко-культурного характера. В любом случае, никто больше из тверских СМИ эту проблему не поднял... Изначальный вариант текста был жестче, с указанием фамилии нового владельца, его места работы. Чтобы не быть голословными, отметим уже от себя, что один из хозяев, выкупивший часть особняка XVIII века и с чьего ведома весь культурный слой перепахан бульдозерами, возглавляет компанию, работавшую под крылом инновационного центра "Сколково".

Бульдозером по старине

В Заволжье уничтожается историческая застройка, поставлен под угрозу быт людей

Набережная реки Тверцы в Заволжье была когда-­то поистине заповедным местом Твери, полным садов, птиц и тишины. В последние десятилетия островком этой самобытности оставались Ботанический сад и жилая частная застройка между безвкусным гигантом гостиничного комплекса «Юность» и лодочной станцией «Спартак». Многие заволжане знают тихую и тенистую тропинку, петляющую по крутому берегу Тверцы, по которой раньше можно было дойти от одного Тверецкого моста до другого. Многие помнят и кусочек уютной улочки со старыми домиками как раз перед лодочной станцией. Это был чудом сохранившийся остаток старой Твери, до которого долго не добиралась «лопата» бульдозера. На этой улице по адресу «Набережная реки Тверцы» стояло всего четыре домика, из которых два – памятники архитектуры, один из них – конца XVIII века.



Сегодня главные чувства при прогулке по этому месту – горечь и возмущение. Улочка превращена в свалку строительного мусора, стоят обгорелые остовы каких-­то строений, зияют пустыми окнами и дверьми те самые памятники, которые государство взялось когда-­то охранять. И, как говорят местные жители, в такой вид набережная пришла всего за пару последних месяцев.

Те, кто здесь еще живет и каждый день видит происходящее, переживают, как оказалось, не только за исторический облик, но и за свою безопасность.

Эта печальная для Твери история началась осенью прошлого года, когда хозяева покинули знаменитый «Дом бакенщика» – памятник начала XX века, 1914 года постройки. Иван Васильевич Кащеев уезжал одним из последних. Уже при нем некие «ребята» срезали из стоявшего рядом и давно пустовавшего дома № 17 и половины особняка (№ 19) батареи отопления, вытаскивали трубы.

– Они начали с металлолома, а потом добрались и до самих домов, закончили окнами, дверьми, заборами. Я им говорю: «Что же вы делаете?» А они мне: «Сколько вам времени нужно, чтобы вывезти все свое?» – рассказывает Иван Васильевич.

– С начала зимы все дома еще были с окнами и дверьми, – дополняет Татьяна Валенюк, которая остается жить в части особнячка XVIII века. За стеной уже пустота и холод, во второй половине дома никто не живет. – А потом новые хозяева наняли рабочих и все разобрали заборы. Осталась пустота.

Таким же образом была открыта всем ветрам и половина их дома – самого ценного памятника округи, который состоит в списке историко-­культурного наследия Тверской области (паспорт № 7381).

Однако дома эти вместе с земельным участком были куплены, прежние хозяева выселены, новые (их двое) жить в этих зданиях не собирались.

– У меня сын сам закрывал двери и окна, потому что в дом начали лазить и, извините, гадить, – рассказывает Татьяна Валенюк. – С южной стороны сделали глубокий подкоп. Во дворе копали бульдозерами – здесь началась настоящая вакханалия. Естественно, мы начали высказывать возмущение. А новый хозяин участка нам на это заявил, что наш дом ему не нужен, и он хочет, чтобы тот упал.

– Он хочет построить здесь «родовое гнездо» в колониальном стиле с причалом для яхт и коттеджем в тысячу квадратных метров, – говорит Алексей Валенюк, у которого, как оказалось, большой опыт общения с новым хозяином.

Поражает то, что охранная зона памятника (дом № 19) «перепахана» бульдозерами, снят верхний культурный слой и собран в три кучи, которые до сих пор свидетельствуют о прямом нарушении Федерального закона № 73 о памятниках архитектуры (от 25 июня 2002 года, статья 52, пункт 4). По закону весь верхний слой грунта должен быть просеян, а все ценные находки переданы в музей. Сегодня, по словам жителей, сюда наведываются копатели, рыщут в поисках «кладов».

К слову, по справке от 25 января 2012 года, присланной главным управлением по охране культурного наследия Тверской области семье Валенюк, собственнику памятника запрещается проведение любых земляных работ без согласования с главным управлением. Едва ли можно подумать, что управление давало добро на проведение подобных работ тяжелой техникой рядом с одним из первых каменных тверских особняков XVIII века. Но работы проведены, и культурный слой почти на всем участке уничтожен. Двор открыт, и «любуются» этим варварством все проходящие мимо.

В справке главного управления по охране культурного наследия сообщается также, что на собственника данного объекта наложены ограничения (обременения) права собственности. Иными словами, без согласования с контролирующим органом любые работы на объекте и в его охранной зоне запрещены. А вот выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которая была получена в управлении Росреестра Алексеем Валенюком на свой дом, уже о таких обременениях не упоминает. Досадная ошибка?

По данному факту сделаны запросы в главное управление и в прокуратуру Тверской области.

– Хозяин участка приходил и ко мне с предложением приобрести нашу землю вместе с домом, – рассказывает Татьяна Валенюк. – Мы отказались. Чтобы купить этот дом, я продала в свое время квартиру, дачу, дети помогли. Я просто никуда не хочу отсюда уезжать. Я всю жизнь мечтала жить в своем доме, дети долго искали подходящий. Когда мы приехали, здесь была помойка. Все сыпалось, полы были обиты картоном, крышу не ремонтировали десятилетиями. Первое время мы жили здесь с тазиками и ведерками. Сколько трудов вложили в обустройство! А теперь жить здесь просто страшно…

И понятно, почему страшно. Выкупленные дома стоят пустые, брошенные, открытые не только всем ветрам, но и бомжам, и падким на озорные приключения подросткам. Оставшиеся здесь жильцы и бывшие хозяева опасаются пожаров. Живущая рядом с «Домом бакенщика» семья Хотеевых уже обила свой северный фасад противопожарным полотном.

– Самое безобразие здесь началось весной, когда все оттаяло, – говорит Иван Хотеев. – С тех пор по домам лазают днем и ночью: подростки, бомжи, наркоманы. Ломают то, что еще не сломано, шашлыки тут жарят. Мы звонили в полицию, а в ответ спросили: «Там кого­то насилуют или там труп? У нас дел и так много». А пожарные… пожарные приезжают только тушить. Каждый день караулю.

Многострадальный «Дом бакенщика» весь выпотрошен, вокруг валяются столы, стулья, куски рам, раковины, среди мусора то и дело попадаются окурки, спички, шприцы, бутылки… Почти круглосуточно по кровле грохочут ноги подростков. При нас группа таких школяров забралась на башню дома и скидывала оттуда на проходящие рядом провода стулья и доски, пока не замкнуло проводку. После наших криков подростки скрылись, а на проводах до сих пор висит доска.

– По ночам в доме то и дело виден свет фонариков, – рассказывает Иван Хотеев.

2 мая во дворе дома № 15 загорелся сарай. Но огонь вовремя успели потушить, дом от пожара не пострадал.

– На моей памяти в прежние времена у нас не было ни одного пожара, – рассказывает Татьяна Ивановна Обиход, живущая по соседству, на Щеткин­-Барановском переулке. – А теперь мы ночью не можем спокойно спать, потому что в любой момент может загореться. Когда приходили с предложением купить наш дом, мы отказались, а в ответ так прямо и услышали: «Вы не боитесь, что вас здесь сожгут?..»

Как хорошо было раньше прогуляться по берегу Тверцы от гостиницы «Юность» до базы «Спартак»!

– Грустно теперь там проходить, – вздыхает Иван Васильевич Кащеев. – Пройдешь, вспомнишь, заскорбишь душой…
Взято отсюда: http://www.tversvod.ru/event26/



СсылкаОтветить